प्रकाश (ostrea) wrote,
प्रकाश
ostrea

Categories:

Земля Долпо


Перевал Ngadra La, Upper Dolpo. September 2011, Nepal

В кратере одной из гор, окружающих Шей Гомпу, лежит священное озеро.
Если паломник сделает подряд девять кор (обходов) вокруг горы Ревущего Дракона (Riwo Drugdra),
ему откроется дорога к этому озеру, а вода в нем обратится в молоко, сделав глоток которого,
можно ясно увидеть вершину горы Кайлас, находясь от нее на огромном расстоянии.


Тибетская легенда

Часть 4. Перевал Ngadra La – дорога в Шей

02 сентября 2011 г. Шестой день трека: Forest Camp Site – Lar Tsa (4120) – Ngadra Phedi Camp Site
Набор высоты – около 800 (?) метров, сброс – 80.

Пейзаж, по сравнению со вчерашним днем, не слишком сильно изменился, но резко изменились ощущения от него. Растения тут попадаются только хвойные, сказывается высота. Подлесок, состоящий из колючих кустов, становится более редким. Тропа сначала проходит по каменистому ущелью вдоль русла разлившейся реки, потом поворачивает направо, проходя сквозь длинное ущелье, круто вверх. Вокруг шумят мини-водопады, с гор несутся потоки и ручьи с кристально чистой водой. Один из основных притоков реки Поксундо спускается как раз со стороны ледникового массива Сhhuian Lek над перевалом Нгадра Ла, куда мы направлялись, и пересекать его в этот день пришлось не менее десяти раз – почти все время по колено, а то и по пояс в ледяной воде. Идти через эту водно-каменистую "полосу препятствий" было тяжело и неприятно, тем не менее, у меня внезапно открылся скрытый талант: выбирать наименее опасные места для переправы и быстро скакать по камням через потоки стало со временем получаться просто великолепно.

Даже орлы-портеры теперь предпочитали идти след в след за мной, предпочитая покурить, пока я найду "слабое" место очередного потока и переберусь на ту сторону. Что меня несколько утешало, так как я неизменно продолжала оставаться самой медленной на подъемах.

Бесконечный подъем, кстати, можно назвать "фирменным знаком" перевалов в Долпо – прежде чем дойдешь до места, которое можно условно назвать базовым лагерем перевала, нужно долго, очень долго плестись вверх по каменистому речному ущелью среди серых мрачных скал, которые обступают тебя сплошь, заслоняя солнце.


Пастухи из попутного каравана на каменистой тропе, ведущей в Шей

Набитой тропы здесь нет, под ногами только хаотично наваленные камни. Дорога безжалостно уходила наверх, перестала встречаться растительность. Скалы вокруг словно сомкнулись, и возникло чувство незащищенности, словно природа вдруг решила стать жестокой и заманила нас в западню. К тому же, очень сильно похолодало – сказывалась близость снежно-ледяной шапки массива Канжироба Химал, а на небо набежали тяжелые дождевые тучи. Наконец мы подошли к перевалу вплотную и стали на стоянку.


Пройденное нами ущелье, ведущее на перевал Нгадра Ла. Открывается вид на массив Kanjiroba Himal (6612)

Карта, до озера Поксундо бывшая достаточно точной, начала подводить – никакой стационарной деревни на пути к этому перевалу не существует. Lar Tsa – это просто место в речном ущелье, где ставят временный лагерь караванщики, чтобы отдохнуть перед перевалом, и, конечно, определить четкие "границы" этого протяженного участка достаточно сложно. Вот тут случился подвох: поскольку наши портеры сказали, что это и есть Лар Тса, я предположила относительную высоту 4120, как на карте.

Самочувствие мое между тем несколько ухудшилось – не критически, но я почувствовала, что пойти от лагеря вверх на акклиматизацию уже не смогу, тут же свалюсь. Голова сильно кружилась (пока без боли), появились неприятные мысли. Зная, что от "точки 4120" на следующий день до верхней части перевала придется набрать высоту как минимум 1200, я сильно упала духом: идти на перевал выше пяти тысяч с набором больше тысячи по вертикали всего лишь на седьмой день – это слишком рано, слишком тяжело, и без неприятных последствий скорее всего не обойдется. Разумно было бы провести хотя бы один акклиматизационный день на озере Поксундо, если бы было время на это... Мысленно проклиная несправедливое капиталистическое мироустройство, на корню отрицающее столь важное для меня понятие как "резиновый отпуск", я стала морально готовиться к худшему.

Погода в очередной раз испортилась. Сначала сильный ливень ударил по палатке, потом он превратился в настоящий снегопад. Рядом с нашим лагерем остановились пастухи, а их дзо и яки, как ни в чем не бывало, разбрелись по неприступным на вид сыпучим склонам в поисках пропитания, широко рассредоточившись там в живописном шахматном порядке.


Пасущийся караван на каменистом склоне

Мы с Денди расспросили портеров о высоте и характере этого перевала. Я была бесконечно удивлена, когда ребята сообщили мне, что перевал совсем не сложный – по их словам, до вершины от этого места идти всего три с половиной часа.

– Как это может быть, – всхлипывала я над картой, глотая (первый раз в жизни) гипоксен, ранее служивший мне не более чем успокоительным талисманом. – Вот, пожалуйста: Лар Тса, 4120. Вот перевал: 5375, я точно буду идти наверх часов восемь!

Но портеры стояли на своем – нет повода для волнений, диди, до вершины мы дойдем быстро, и все тут. И до Шей от перевала совсем недалеко, а вот нижним путем пришлось бы идти целых два дня.

Вечером развеселил Будди, изобразив очередной наглядный пример непальской походной раскладки. Недрогнувшей рукой он бухнул в котел большую часть нашего запаса макаронов – семь полных пачек, плюс искрошенный в них килограмм сыра. Глядя на объем получившегося готового продукта я было решила, что половина останется на завтрак, но нет, в Непале разогретая еда за еду не считается – все было схомячено подчистую, и очень быстро. Теперь здравствуй, дал-бат, на все оставшиеся дни. Тем не менее, после ужина, согревшись в спальнике, я почувствовала себя гораздо лучше, и даже начала надеяться, что смогу сделать этот подъем. А на другой стороне есть хорошая плоская площадка, где в случае чего можно будет поставить палатки, тот самый "Snowfields Camp" из книги Матиссена.

03 сентября 2011 г. Седьмой день трека: Ngadra Phedi Camp Site – Ngadra La (5375) – Shey Gompa (4160)
Набор высоты – около 700 (?) метров, сброс – 1200.

Ледяной ливень продолжался весь вечер и всю ночь, утихнув лишь к пяти утра. Наступило холодное и промозглое утро, скрашенное для меня лишь мыслями про сегодняшний подъем на 1200 по вертикали, с тревожным ожиданием прихода маленького, но гордого пушного зверя. Палатка, брюки, куртка – все насквозь мокрое со вчерашнего дня. В ботинках хлюпает вода – хоть температура снаружи и плюсовая, просохнуть у них не было ни единого шанса. Сборы вместе с завтраком заняли не более сорока минут, и вышли мы спозаранку, когда только начинало светать.

Тропа на перевал является довольно слабо выраженной, а склон состоит из сыпухи, структура которой напоминает искрошенный на части тонкий и ломкий шифер. В плохую погоду выглядит перевал несколько зловеще – кругом голые камни, и более ничего. Взгляд направо с тропы – там еще один перевал:


Вид с тропы при подъеме на перевал Нгадра Ла

Переговариваясь с Денди на подъеме, мы отчего-то понижали голос до шепота – казалось, если говорить громче, вот-вот появятся какие-нибудь орки недобрые сущности.

После прошедших дождей на тропе было довольно много черной вязкой грязи, из-за которой приходилось идти осторожно, чтобы не подскользнуться, но сама сыпуха особых проблем не доставила, хотя одно описание этого перевала, где он не назван, но вполне узнаваем по фотографиям, утверждает примерно так: "дорога на перевал ужасна: делаешь один шаг вверх – пять шагов вместе с сыпухой едешь вниз". Так вот, никакого "скольжения вниз вместе с сыпухой" там нет – тропа хоть и крутая местами, но вполне твердая, слежавшаяся и никуда не "едет" – даже всадник на лошади может проехать без проблем, как это сделали караванщики, разделившие с нами стоянку.

Собственно подъем на перевал технически оказался совершенно простым и закончился гораздо раньше, чем я ожидала – до вершины мы набрали, по моим ощущениям, не более чем 700-750 метров вместо ожидаемых 1200. То есть правы оказались портеры – мы были наверху ровно через три с половиной часа! На вершине я немного попрыгала от радости по этому поводу.


Чортен на перевале Нгадра Ла (Kang La)

Сопоставив карту с информацией от портеров, я разгадала эту загадку так: мы знаем, что Lar Tsa – это место, от которого в Шей можно идти двумя путями: нижним и верхним. Нижний путь, которым ходят большинство организованных групп, более простой: он идет через перевал Sehu La (второе название – Mendok Ding La, максимальная высота 5160), откуда спускается в соседнюю долину, ведущую в Шей. Именно на нижнем пути расположен значимый для паломников 800-летний монастырь в красной скале Tsakang Gompa линии Карма Кагью, где несколько месяцев в году живет молодой тулку, семнадцатое воплощение верховного ламы монастырей Shey и Tsakang. Тропа на Sehula Bhanjang поворачивает на север сразу после той самой "точки 4120", в то время как наш более короткий путь, которым в Шей идут караванщики, начался на крутом склоне осыпи на противоположной стороне ручья, текущего с севера, и довольно большую часть подъема мы сделали еще в предыдущий день. Не зря я удивлялась, что до этого условного "Лар Тса" от лесного лагеря мы прошли, по моим ощущениям, гораздо больше расстояния, указанного на карте. Получается, ночевали мы примерно на высоте 4500 или чуть выше.


Денди на перевале Нгадра Ла (Kang La), высота 5375

Итак, подъем на перевал дался мне очень легко. На спуске из-за облаков вышло солнце, ветер стих, и пейзаж сразу изменился в лучшую сторону, несмотря на то, что северная сторона перевала была покрыта тонким слоем никогда не тающего снега. Казалось, мы пересекли невидимую границу и вышли из мрачного "царства орков" в какой-то более радостный и светлый мир. Внизу виднелось небольшое бирюзовое озерцо ледникового происхождения – исток реки Hubaiung Khola, русло которой проходит по долине, ведущей в Шей.


Панорама долины, ведущей в Шей, на которую открывается вид с перевала

Спуск с перевала очень красив. Сначала нужно преодолеть пару крутых участков, потом склон выполаживается. Примерно через полчаса после вершины устраиваем отдых в том самом "лагере снежных полей", где когда-то стояли палатки Петера Матиссена и его спутника доктора Джорджа Шаллера. Просушили палатки, раскатав их по склонам, и перекусили, потом портеры быстро пошли вперед. Они видны на фотографии в виде двух маленьких точек:


Вид на спуске с перевала. Две точки впереди – наши портеры

И примерно в этом месте меня все же настигла горная болезнь. На подъеме вплоть до самой вершины самочувствие было отличным, а когда все самое трудное было позади, последствия недостаточной акклиматизации меня догнали. Голову сначала словно сдавило обручем, потом ее начала разрывать невыносимая боль. Выпила сразу две сильных обезболивающих таблетки, но через двадцать минут боль вернулась с новой силой. Иногда я садилась на камни и пережидала очередной приступ, потом вставала и шла дальше. Меня бросало то в жар, то в холод, а перед глазами плыли черно-огненные круги, иногда складываясь во всякие грустные надписи типа: "Допрыгалась? Добро пожаловать на курорты Тайланда", или там "Геронтологический оздоровительный центр Нгапали не за горами", или еще что-нибудь в этом роде.

Очень поддерживал Денди, не отходивший от меня ни на шаг и все порывавшийся отобрать мой рюкзак, хоть этот невеликий груз мне и так совсем не мешал, зато содержал ряд ценных вещей в виде воды, одежды и таблеток. К счастью, спуск с перевала очень крутым не назовешь, а когда мы дошли до ручья, он стал совсем плавным.


Ущелье реки Hubaiung Khola с красными скалами

Тут уже растет трава, начинает попадаться живность – среди камней мелькают мыши-пищухи, в небе парит ястреб, высматривая добычу. Денди указывает мне на несколько быстро движущихся точек, выделяющихся на красных скалах – это голубые бараны, Bharals. На широкое распространение здесь этих редких козликов указывает спутник Матиссена зоолог Джордж Б. Шаллер, в своей книге "Stones of Silence", не получившей (как говорят, совершенно незаслуженно) в отличие от книги Матиссена "Снежный леопард", широкой известности. Дело в том, что еще в пятидесятых годах прошлого века ламам Долпо удалось ввести полный запрет на охоту на диких животных в этом регионе (хотя, конечно же, они не смогли запретить тибетцам совсем есть мясо – но для этой цели им служат домашние животные: козы и овцы). А вот яков, как и диких животных, тут убивать ради мяса тоже запрещено, что не может не радовать – слишком уж симпатичные эти звери.

Еще одна панорама прекрасного ущелья, которое я мысленно окрестила "долиной моих страданий":


Панорама долины, ведущей в Шей

На спуске был момент, когда вдали за холмами стали видны шеститысячники Shey Shikkar, Kang Chunne и вершина знаменитой "Хрустальной горы" Riwo Drugdra (Crystal Mountain), на которую я не обратила бы внимания, если бы мне не указал на нее один из портеров. "Хрустальной" ее называют по той причине, что на поверхность горы в некоторых местах выходят жилы белого кварца, контрастирующего с темными горными породами, что выглядит весьма необычно и выделяет эту гору из остальных. А еще в отрогах этой горы, как и в долине Кали-Гандаки, довольно часто встречаются салиграмы – морские окаменелости возраста нескольких миллионов лет.

Последователи религии бон считают, что вершина этой горы – дом могущественного божества, летающего верхом на снежном льве. Возможно, эта легенда как-то связана с именем ламы, который, по преданию, основал Шей гомпу:

"I flew through the sky on a snow lion
And there, among the clouds, I performed miracles.
But not even the greatest of celestial feats
Can equal once rounding on foot this Crystal Mountain".


Drotob Senge Yeshe (the Lama)

Видела я эту священную вершину всего несколько минут, затем ее скрыли горы и облака.

...Последнюю часть пути прохожу кое-как. Начинают попадаться одинокие чортены и длинные мани-стены из мантр, высеченных в камне. Наконец ущелье становится шире и мы приходим на небольшое плато, поросшее зеленой травой. На поляне перед мостиком, ведущим в Шей, кипит жизнь – тут расположился большой лагерь караванщиков, везущих в Тибет на яках наиболее ценный товар на продажу: стройматериалы в виде огромных деревянных балок.


Временный лагерь караванщиков

Обратите внимание – шатры у зажиточных тибетских торговцев усовершенствованы печками-буржуйками.

А чуть дальше, на слиянии двух рек – Hubaiung Khola и Sephu Khola, расположена Шей Гомпа, построенная, по некоторым источникам, в XI веке:


Shey Gompa. September 2011, Upper Dolpo, Nepal

Наконец мы с Денди добрели до места, где будет стоять наш лагерь. Никаких других туристических групп тут нет (с самого Дуная белых людей мы вообще не видели), поляна выглядела очень красивой и уютной, в десяти метрах выше находится источник с потрясающе вкусной питьевой водой.


Одна из местных старейшин нанесла нам визит вежливости

Нам сразу сообщили, что источник священен, и воду из него можно использовать только для еды и питья – стирать и умываться нельзя. Не велика беда – река Sephu Khola протекает в паре метров. К моменту нашего с Денди прихода в лагере уже вовсю кипела работа – палатки были поставлены, Будди вдохновенно порхал над кастрюлями, давая краткие, но емкие распоряжения остальным портерам на предмет того, что можно раздобыть в деревне. Я с облегчением стянула с ног мокрые ботинки и забралась в палатку. Мне все еще было худо, за вечер дважды пила обезболивающее.

Из-за плохого самочувствия растаяли мои надежды выйти завтра на кору вокруг Crystal Mountain, хотя изначально план похода предусматривал такую возможность. Я совсем не религиозна, но мною двигал интерес познания. Если бы здоровье не подвело, я бы обязательно попыталась хотя бы за пару дней обойти этот местный долпско-бонский Кайлаш, к которому население Долпо и близлежащих окрестностей Тибета относится с благоговением. К сожалению, недостаток акклиматизации помешал сбыться этим планам.

Предыдущая часть <<<< >>>> Продолжение

Часть 1. Общая характеристика маршрута и организационные моменты
Часть 2. Бюджет. Заброска на маршрут и первые дни похода
Часть 3. Озеро Поксундо
Tags: dolpo, nepal, непал
Subscribe

  • International Mountain Day – 2013

    Cholatse (also known as Jobo Lhaptshan) and Taboche peaks view. Sagarmatha National Park, Nepal В холодной пустыне этих величайших высот…

  • Непал – Тибет

    Улетаю сегодня в сторону гор Гималайских, завтра утром буду в Катманду. Всех помню и люблю, все свои обещания постараюсь выполнить.

  • Земля Долпо

    Последнее фото из похода – вид на деревню Phalyak и долину Кали Гандаки из Верхнего Мустанга. Nepal, 2011 Bizarre travel plans are dancing…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • International Mountain Day – 2013

    Cholatse (also known as Jobo Lhaptshan) and Taboche peaks view. Sagarmatha National Park, Nepal В холодной пустыне этих величайших высот…

  • Непал – Тибет

    Улетаю сегодня в сторону гор Гималайских, завтра утром буду в Катманду. Всех помню и люблю, все свои обещания постараюсь выполнить.

  • Земля Долпо

    Последнее фото из похода – вид на деревню Phalyak и долину Кали Гандаки из Верхнего Мустанга. Nepal, 2011 Bizarre travel plans are dancing…